[personal profile] artyom_ferrier

Даже те люди, кто никогда не учил аглийский, наверняка слышали выражения вроде «Ай доунт ноу», «Ду ю спик инглиш» и «Хау ду ю ду?» (Что, замечу, на данный момент несколько устаревшее приветствие, нынче говорят всё больше «How are you?”, хотя «Хау ду ю ду» сохранилось в сокращённой просторечно-провинциальной форме Howdy (Хауди)).

Из этого можно сделать вывод, что даже самые лингвистически безразличные русскоязычные люди — прекрасно знакомы со словечком «ду» в английском.

Поэтому, когда начинается обучение английскому (в школе или на курсах) — преподаватели без какой-либо опаски почти сразу рассказывают, что есть вот в английском такая фишка, такой вспомогательный глагол, do, буквально означающий «делать», в самом широком смысле, а в вопросительных и отрицательных предложениях он выполняет служебную роль. И без него — никуда.

И это правда, что в современном английском без него — никуда. Do сделался чуть ли не главной рабочей лошадкой английской грамматики. И поскольку с детского садика (даже неязыкового) всем известно выражение «Ду ю спик инглиш?» - то, конечно, не ожидается никаких трудностей в освоении конструкций с do.

Да, так спрашивают, «говоришь ли ты по-английски?» А если нужно спросить, говорил ли ты по-английски с кем-то в какой-то момент в прошлом? Тогда, конечно, do переводится в прошедшее время. И человек спрашивает: «Did you spoke English?” Ну, ведь прошедшее время — а значит, spoke.

И вот если это выпускник Инияза, имеющий большой опыт переводов — он где-то секунд через пять начинает соображать, что сказал чего-то не то. Я не шучу, я видел это много раз в жизни. Ну а если кто попроще — он вообще не понимает, в чём тут может быть подвох.

 

 

Хотя если попросить его изложить правила формирования конструкций с do – конечно же, расскажет, что после него основной глагол используется в инфинитиве. После чего остаётся лишь задать последний наводящий вопрос: «Ну и вот спросив меня «Did you spoke English?” - ты, наверное, имел в виду, вставлял ли я спицы в велосипедное колесо на английский манер?» Тогда только понимает, в чём слажал.

Кроме шуток и чураясь слишком громких заявлений, скажу, что нет, пожалуй, более коварной и злокозненной штуки в английской грамматике, нежели конструкции с do. Вот всякие там условные формы с «закрытыми окошками возможностей» (то есть, через have), всякие нюансы сослагательного наклонения (это не условное, если что) — это всё мелкая дробь и суета сует по сравнению с do-шными конструкциями. Именно потому, что они кажутся очень простыми, интуитивно понятными. Кажутся. На самом деле — нифига они не интуитивно понятны. Они — довольно уникальное явление конкретно английского языка и уж точно инстинктивно воспринимаются как нечто чужеродное русскоязычными студентами.

Вот конструкции с can, must, should – действительно интуитивно понятны. Потому что и в русском после «может» - идёт инфинитив. Поэтому не возникает искушения сказать что-то вроде He can says или He could played. Я, во всяком случае, такого не встречал. «Может сказать», «Мог играть» - оно и в Африке так.

И «должен», хотя это вообще не совсем глагол в русском, тоже подразумевает после себя инфинитив. Нет, ну ещё можно быть «должным кому-то денег» - но тут оно не вмешивается в глагольные дела. Поэтому, опять же, не возникнет желания сказать He should goes.

А вот do – это чего-то непонятное. Мы не говорим так по-русски «делаешь ли ты играть?» И можно сколько угодно разучивать правила, так, что от зубов отскакивают — но естество противится. И я не шучу, что люди, даже очень долго учившие английский, и книжки переводившие, и сами преподавателями работавшие — могут брякнуть «I didn't went”. Потому что не воспринимают do как сколько-нибудь смысловой глагол, управляющий другими, в отличие от can или should. Так, фигня чисто служебная, поэтому все мысли — об основном глаголе, его-то мозг и норовит поставить в соответствующую форму.

Поэтому в нашей практике мы стараемся делать подводку к конструкциям с Do – очень, очень аккуратно. Ибо форсируешь события — человек навсегда может остаться «лингвистическим инвалидом» в английском. Это всё равно как учить водить машину, всё рассказать про газ-тормоз, как климат-контроль настраивается, как сидушка и рулевая колонка регулируются, как радиостанции переключать - но забыть объяснить, что при маневрировании на малой скорости руль крутится одной ладонью. И вот наблюдаешь потом водятлов, которые пытаются запарковаться, вцепившись в руль двумя руками — и просто не чувствуя, куда сейчас колёса повёрнуты, и не будучи способны быстро выправить курс, если едут куда-то не туда.

Я писал о нашем методе подводки к освоению конструкций с do на Прозе.ру в работе, которая называлась, кажется, «Ласковое у-do-шение». И там отмечал, что до перехода к do сначала имеет место «разбалтывание» с can, is (включая использование инговых, «прогрессивных», и возвратно-страдательных конструкций), should — что, в общем, позволяет студенту убедиться, что он и без do может очень многое сказать. В том числе — задавать вопросы и давать отрицательные ответы.

Здесь, конечно, придётся в чём-то повторяться, но я всё равно решил написать эту заметку — чтобы заодно решить и такую проблему, как разделение do и make (что иногда бывает некоторой проблемой).

И вот для того, чтобы подружиться с глаголом do, в как основном его смысловом значении, так и вспомогательном при строительстве вопросительных и отрицательных фраз — для начала нужно понять, что нифига он не чужеродный.

А для этого нужно совершить небольшой экскурс в историю родного языка. Что бывает нетрудно, поскольку речь не идёт о каких-то совсем уж диковинных вещах, напрочь похороненных под пылью времён. Речь идёт — о глаголе «деяти».

О существовании которого догадывается, думаю, любой мало-мальски развитый современный русскоязычный человек. Потому что его следы сохранились в таких словах, как «деяние», «содеянное», «дееспособность». А можно встретить, хотя бы в литературе даже вполне современной, заполошные причитания какой-нибудь деревенской бабки: «Ой, что деется, что деется!»

Из этого наблюдения за причитаниями литературных деревенских бабок можно было бы вынести мысль, что «деется» - это какой-то диалектный, простонародный, искажённый вариант «делается».

На самом деле — не совсем так. «Деяти» - это более древний глагол, чем «делати». И он просто больше уцелел в диалектах, нежели в «мейнстримном» русском.

При этом, как ясно и ежу, конечно же «деяти» и «делать» - связаны этимологически. Каким именно образом? Это, поощряя интерес к истории родного языка, мы всегда можем объяснить.

Видите ли, вот тот суффикс «л», который сейчас мы воспринимаем как признак прошедшего времени русских глаголов, в былые времена указывал на причастие, а не на глагол.

Соответственно, вот взять фразу из заглавия «Повести Временных Лет»: «Откуда есть пошла русская земля». Кажется каким-то нелепым выпендрёжем? Да, если не понимать, что «пошла» тогда — было причастием. И на современный русский (буквально) это переводится как «Откуда есть пошедшая русская земля». Ну и не будем заострять внимание на таких мелочах, что тогда ещё в ходу была глагольная связка «есть» в настоящем времени, а сейчас выпала совершенно — это не есть тема нашего урока.

Так вот «дело» - это тоже изначально было причастием от «деяти». «Содеянное» или «деящееся», как-то так. А потом — стало существительным, поскольку это короткое слово было удобно использовать. А от него уже — пошло новое слово, «делати». Но оно поначалу не было тождественно ни «деяти», ни другому очень употребимому тогда в том же смысле глаголу «творити». Хотя почему - «тогда»? И сейчас ведь иные предпочитают говорить: «Ты чо творишь?», а не «Что ты делаешь?»

Но «деяти», помимо того, что значило «совершать, вершить нечто в самом широком смысле» имело и специфическое употребление*.

Этот глагол как бы подкреплял, усиливал значение любого другого глагола. Означал «воистину» или, как сейчас говорят, «реально».

И вот, предположим, идёт княжий суд, где кого-то обвиняют в групповом изнасиловании некой девицы. И тиун задаёт вопрос подсудимому:

«Деял ли ты пояти сю девицу во толок?» (Так тогда это называлось; и не будем тут заострять внимание на том, что тогда сказали бы не «деял», а «деяху» или «деяше»)

А тот отвечал: «Нет, не деял я пояти её». И это — сильное утверждение, практически клятва.

Ну и тиун разводит руками: «Что ж, выходит, вины ни на ком нет, но по гривне князю — это уж извольте за юридические услуги».

Или, скажем, кто-то в корчме хвастает своими ратными подвигами, рассказывает, как одним ударом три головы каким-нибудь половцам срубил. А его на смех поднимают, мол, всё ты врёшь. И он, стукнув ендовой дубовой по столу яворчатому, говорит тогда: «Деял я поганым три главы отсекати!» Тут-то все понимают, что человек близко к сердцу принял и если дальше выражать сомнение — запросто на поединок вызвать может. А там — чёрт его знает, такой ли он удалой, как пишет? А вдруг? На себе проверять — как-то неохота.

В общем, «деяти» использовалось для усиления глагола. Что в утверждениях, что в вопросах, что в отрицаниях. «Деял ли ты воровать, как про тебя сказывают?» «Не дею я вражды искать, вот от слова «совсем».

Чувствуется употребление? И конечно после этого «деять» глагол шёл в инфинитиве. Ну, та же фигня, что, скажем, «чаял найти». Так и «деял найти» - и это означало «истинно нашёл».

И точно такое же употребление — было у английского do. Которое, конечно, родственно русскому «деяти» - все ж одного индоевропейского корня.

Изначально — это do, как и наше «деять», просто подчёркивало, усиливало смысл глагола. Что в утвердительных фразах, что в вопросительных, что в отрицательных. Ещё во времена Шекспира было так. А так-то можно было и вопрос, и отрицание строить без do, если ничего особо подчеркнуть не стремишься.

Но вот пьесы Шекспира так понравились людям, а персонажи говорили там так возвышенно и страстно, очень часто используя это do – что оно просто вошло в моду, особенно — в вопросительных и отрицательных предложениях. И с некоторых пор без него стало как-то даже и неловко такие фразы строить, если только там нет уже знакомых нам «самодостаточных» глаголов can, must, be и т. п. Когда глагол обычный, заурядный — на всякий случай его подкрепляют этим самым do в вопросах и отрицаниях. Вот как на Руси в старину подкрепляли нашим «деяти». О котором, «деяти», и нужно думать, когда смотришь на английский do. Просто у нас такие конструкции, с деяти, и сам этот глагол, вымерли, не вынеся ужасов монголо-татарского Ига и всё такое, а у англичан оно осталось и даже сделалось более обиходным.

Поэтому, ещё раз, английское do – это не совсем то же самое, что русское «делать». Это гораздо ближе к нашему старинному «деять», только что дожило до наших дней, ибо неисповедимы пути лингвистики.

А вот наше «делать» - лучше отождествлять с другим английским глаголом, make. Что означает не «заниматься какой-то деятельностью», как do, но - «создавать какой-то результат». Будь то некая поделка в подарок маме на днюшечку — или даже как бы неосязаемые вещи. Можно, скажем, make me happy - “сделать меня счастливым».

А вот do me happy – это невозможно. Потому что do – результата не предполагает. Но что можно — do something to make me happy. “Заняться чем-то, чтобы сделать меня счастливым».

Да, и почему стоит ассоциировать make с русским делать»? Да потому, что изначально, когда только появилось это наше «делати» (а мы разбирали, как именно оно появилось) — оно означало именно что создание некоего результата, законченного произведения, а не просто занятие какой-то деятельностью. Ну, во всяком случае, в Повести Временных Лет глагол «делать» впервые упоминается в следующем контексте.

Когда Святослав возвращался из своего болгарского похода и с малой дружиной угодил в печенежскую засаду на днепровских порогах, то печенеги «убиша Святослава, и взяша голову его, и во лбѣ его здѣлаша чашю, оковавше лобъ его, и пьяху в немъ". Это первое упоминание именно глагола «делать» (а не «творити» или «деяти») в ПВЛ и, как видим, речь идёт о поделке. Когда он употребляется дальше — то имеет примерно тот же смысловой оттенок: создавать некий законченный результат, мастерить, а не просто заниматься деятельностью.

И по-английски сказали бы, что печенеги «made a cup of his head”, а не «did a cup”, что просто не имело бы смысла. Поэтому, когда вдруг вас переклинит и вы начнёте выбирать, какой глагол употребить, do или make – вспоминайте про эту чашу. Помните об истоках русского глагола «делать». Что made – это «созданное», а done – это «содеянное».




* А теперь — примечание. Всякие филологи и прочие знатоки древнерусского языка могут, конечно, возмутиться, заявив, что нет ровным счётом никаких свидетельств подобного употребления глагола «деяти», вроде «Деял ли ты воровать?»


Я мог бы возразить, что нет и никаких свидетельств обратного, что данный глагол НЕ употреблялся таким образом нигде и ни в каких ситуациях. Или у кого-то имеется полный архив всех судебных протоколов по всем княжествам с 10-го по 13-й века, а также все стенограммы бесед в корчмах?


Но я не буду вредничать. Да, что касается такого употребления глагола «деяти» — это сказка. Сродни той, что будто бы Рема и Ромула вскормила Капитолийская волчица. Но вот подобно тому, как эта легенда о волчьей причастности к основанию Рима помогает нам больше любить и ценить этих очаровательных серых лесных зверьков — так и байка про «деял воевати» помогает лучше подружиться с английским do в «служебной» его роли, помогает почувствовать в нём что-то родное и наконец на каком-то глубинном уровне признать, что после него может быть только инфинитив.


Практика показывает, что эта байка помогает русскоязычным лучше освоиться с do. Но когда «студенты» достаточно с ним сроднились, мы деликатно намекаем им, что вот эта фишка про «не деял я чужого брати» - это экспериментальная смелая гипотеза, не получившая пока что широкого признания в научном мире. Поэтому, если занесёт вдруг на какой-нибудь форум, посвящённый русской старине, то лучше не козырять ею как истиной в последней инстанции. Нет, конечно, это в любом случае выглядит менее дико, чем тиражирование абсолютно безграмотных фоменковских бредней, но — лучше не настаивать в беседе со специалистами, что именно так и говорилось.


Главное, дело уже сделано — человек уже подружился с do.
Да, и байка — это только про якобы имевшуюся конструкцию «деял творити». Всё остальное-то — правда, которую любой лингвист подтвердит.

Конец комментария.

А чтобы ещё веселее было дружиться с do – мы лишний раз подчёркиваем, что в речевой обиход этот глагол (как вспомогательный при других глаголах) вошёл именно как «усилитель». И если в вопросительных и отрицательных фразах он со временем сделался обязательным, утратив своё специфическое усилительное значение, то в утвердительных — он до сих пор используется именно так. Сообщая оттенок «воистину».

Какие это открывает перспективы? Неплохие, если вдуматься. Вот, скажем, хочешь ты сказать, что подумал что-то — но забыл, как будет think в прошедшем времени. А английские «иррегуляры», что я подчёркивал не раз, - их бесполезно пытаться как-то рационализировать. Вот многое в изучении языка можно рационализировать, понять умом, но только не формы неправильных глаголов.


Drink-drank-drunk

Sink-sank-sunk

Ring-rang-rung

Паттерн очевиден?

Да, конечно. Пока не всплывает:

Think-thought-thought

Bring-brought-brought

Попытки установить какие-то закономерности, чтобы облегчить запоминание форм иррегуляров, обычно приводят к тому, что весь мозг оказывается забит этими самыми закономерностями, целиком поглощён работой над их усовершенствованием — и человека свозят в дом скорби, а он норовит крикнуть из окна кареты скорой помощи: «Я понял: что носится — то не тонет. С мыслью — тоже можно носиться, а в выпивке можно тонуть».

Нет, лучше просто и тупо запомнить полсотни иррегуляров, которые действительно часто употребляются. Но, конечно, не всё сразу.

И новичок — он может забыть, как будет think в прошедшем времени. А ему надо сказать, что он подумал именно тогда, в тот момент. Хотя, вообще-то, поначалу мы учим сразу переводить любое повествование в настоящее время, одной фразой It was like this — и дальше чесать так, как будто оказался в том месте и времени и ведёшь оттуда прямой репортаж. Ну, чисто чтоб «разболтаться», обрести уверенность в языке, не парясь над «лишними» грамматическими формами.

Но тут, допустим, он уже начал говорить «And then I...” - и споткнулся на прошедшем времени от think.


Как выкрутиться? Да через DID think. “Реально подумал», но после did по определению идёт инфинитив. И мы такие фортели приветствуем именно потому, что так люди лучше привыкают, что после do, в любой форме — инфинитив. И, значит, I didn't went уже не скажет (в отличие от иных выпускников Инияза, когда их переклинивает).


Ну а уж обоснование того, почему он решил усилить глагол этим самым did – это уж дело личное, почти что интимное. Всё равно как спрашивать, почему чел по-русски говорит: «Я реально подумал». Да нравится ему так. Манера речи такая. Вот всё, что ни делает — делает реально, а не как-нибудь иллюзорно.



То же и по-английски новичок может изображать, пока не освоился с иррегулярами. Whatever I do, I do it for real. So I did go there and I did take a leak. Ну да, потому что он пока не помнит, как будет went и took. Но мысль — выразил. Пусть и чуточку более пафосно, чем обычно принято для выражения таких мыслей.


И раз уж мы сегодня затронули make и его отличие от do (напомню: do – это заниматься деятельностью, в общем и целом, make – что-то создавать, производить, и, соответственно, done – это «содеянное», а made - “созданное») - то коснёмся одного производного от make выражения, которое вплоть до последнего времени было сущим кошмаром российских переводчиков- «надмозгов».


Вообще, конечно, как и у многих английских глаголов (особенно, базовых, наиболее употребимых) — make имеет много «фразальных» значений с разными «послелогами». Эти значения несложно посмотреть в словарях. И увидеть, допустим, что make up означает не только «наводить марафет на морду лица», но и ещё десяток смыслов, включая «смешивать ингредиенты», а make up for (some inconvenience) означает «компенсировать» (доставленное неудобство). И я бы рекомендовал запомнить это выражение, ибо в сколько-нибудь неформальной беседе — оно определённо звучит лучше, чем compensate.


Но вот что труднее выудить в словарях среди тех сотен значений make, которые там приводятся — так это очень расхожее выражение make it. Я специально сейчас глянул в Мерриам, в Оксфордский, в Кэмбриджский, и они не то, чтобы скрывали значение make в данном случае — но его не так просто отыскать. А конкретные идиомы make it – даются как «добиться успеха» или, сленговое, «трахаться». Ну, в действительности любой из базовых английских глаголов обязательно имеет сленговое значение «трахаться». И если уж сегодня речь шла о do – то и здесь тот же случай. «To do a girl” - означает то самое (это если не «убить»). Поэтому, общаясь с англоязычной пока ещё не слишком близко знакомой барышней, когда начинаете фразу I want to do you – лучше продумайте целиком заранее, чтобы не было слишком долгой и слишком неловкой паузы и чтобы не пришлось вспоминать слово favor после пощёчины. Ну это как в русском — лучше избегать слишком долгого отточия после «Я хочу тебя...» и перед «...пригласить в театр». Если, конечно, вы пока ещё не в таких отношениях, чтобы она радостно повисла на шее с криком: «А у тебя или у меня?», и побоку театр.


Вернёмся, однако, к make it. Странное дело, но в российских школах (во всяком случае, до последнего времени) это выражение не изучали, а в словарях, как говорилось, оно прячется среди многих-многих прочих значений. Хотя на самом деле — оно более чем употребимое и не то что не сленг, но давно уже вполне литературное (если ничего сексуального при этом не подразумевается).


И чтобы понимать его смысл — нужно просто заменить it на the way. “(Про)делать путь». Make it to somewhere – добраться куда-то. Make it out – выбраться откуда-то (Но иногда, по смыслу, может означать и «разобрать что-то, типа почерка»).


Иногда же, по ситуации, make it может означать «выжить»(«выкарабкаться»). Ну и всегда, конечно, надо смотреть, что бы тут больше подходило.


Между тем, вплоть до совсем недавнего времени нормальным делом было услышать в наших переводных фильмах примерно такое.

Встречаются двое приятелей в кафетерии, один говорит другому «Thanks for making it”, и перевод - «Спасибо, что сделал это».


Сделал, блядь, что, блядь? Они только встретились. И если приятель что-то сделал — то покамест это может быть только «пришёл». Вот, собственно, за это другой его и благодарит: «Спасибо, что пришёл». Только и всего.


Но ещё, конечно, фееричнее, когда стоят бойцы над изрешечённой тушкой какого-нибудь аллах-акбара и медик говорит: «He won't make it”


Перевод, конечно же: «Он этого не сделает».


Чего не сделает? Да ничего не сделает. Не выживет, для начала. Именно это и говорит медик: «Не жилец».


Ну и раз уж коснулись перлов от «надмозгов» с выражениями, содержащими it, - не могу не вспомнить ещё один. Пусть и не совсем в тему «лекции».


Везут двое полицейских задержанного, какого-то криминального утырка низшего пошиба. Остановились, один пошёл купить пончиков. Кстати, лучший способ подружиться с полицейским в Штатах — это предложить ему пончик. Они очень любят пончики и обожают, когда подчёркивается глубокая, почти интимная привязанность копов к пончикам. Будете в Штатах — имейте в виду :-)


Так вот, один коп отошёл, а этот задержанный панк стал хамить оставшемуся, и тот, вытащив его из машины, от души уработал и кулаками, и коленями, и дубинкой. Коллега, завидев эту сцену, подбегает: «Какого чёрта?»


А тот, немного придя в себя, изрекает, в переводе: «Извини, но я просто боялся потерять его из виду».

Что было в оригинале? Ну, конечно же, «Sorry, but I just lost it”.

И эту-то идиому в словаре посмотреть можно. Но разве будет так утруждаться корифей перевода, по поводу такого-то простого слова? А смекалка на что? Домыслил — вот оно и ладно.


На самом деле lose it – означает потерять не «его», и не абстрактное «что-то», а рассудок, самообладание. То есть в данном случае, с этим копом: «Извини, но я просто взбесился». В иных же случаях «He is losing it” может означать: «Он съезжает с катушек», что-то вроде.

Чего, конечно, никому не пожелаешь, хотя иногда это случается с целыми нациями, и в такой мере, что впору подумать о примесях спорыньи в ржаном хлебе. Ну да это — не тема нашего сегодняшнего лингвистического исследования.


Date: 2017-03-18 06:53 pm (UTC)
dynamolj: (Default)
From: [personal profile] dynamolj
Почему-то вспомнился Шнуров в "Дне выборов".

Profile

Артём Ферье

March 2017

S M T W T F S
    1 2 3 4
56 789 1011
12 13 14151617 18
192021 22 232425
26272829 3031 

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 06:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios