Люди знающие ведают, что русское слово «ерунда» происходит от латинского грамматического термина «герундий». Причём, «г» там выпало, поскольку в средневековой традиции g на латыни произносилась мягко, сродни нынешнему украинскому «гх». Кстати, вероятно, и оно само по себе обязано своим укоренением наплыву латинистов.

 

Read more... )

 

 

Как писал поэт Игорь Северянин, «весь я в чём-то испанском». Но он так писал потому, что ему надо было с чем-то срифмовать «ананасы в шампанском». Поэты — они такие. Особенно — когда гений, «повсеградно обэкранен и повсесердно утверждён».

А я вот ни болта арбалетного не поэт, но реально сейчас на испанской волне. Потому что, как докладывал уже, Эспаньоль учит Женька, наша Гражданка Мама, ну и приходится кое-что пояснять, и — чего добру пропадать — буду в заметках своих постить. Хотя, конечно, что до испанского — то соображения мои довольно дилетантские. С другой стороны, если б я имел познания академического уровня — я бы не смог ими поделиться, поскольку точно погряз бы в диалектных особенностях этого огромного языкового пространства. Потому что в собственно Испании говорят вот так-то, а в Мексике вот так-то, а в Аргентине вовсе по-другому, а в Бразилии вообще живут такие чудаки, что вместо испанского взяли и выучили португальский, как тот рассеянный учёный Паганель у Жюля Верна.

Так же мои наблюдения весьма поверхностны, и как ни наивны они покажутся истинным специалистам, но, по крайней мере, их можно высказать без риска свихнуть голову себе и окружающим.

 

 

Read more... )

 

Я говорил уже, что моя жена сейчас учит испанский — ну и мне (и Лёшке, отпрыску нашему) приходится составлять ей дома компанию для «лингвистической асфиксии». Потому что лучше всего чужой язык учится тогда, когда он перестаёт восприниматься как «чужой», а воспринимается как единственный. Потому что ни на каком другом — тебе не ответят (ну, жесты не в счёт). И тогда вот мозг реально включается, чтобы научиться выкручиваться и впитывать полезные для общения языковые средства.
Ну и ещё, конечно, Женька смотрит всякие видеоматериалы. Но не специальные учебные курсы — а фильмы, ток-шоу, всякое такое. Потому что, сказать правду, специальные учебные курсы — большее вводят в заблуждение, нежели помогают освоить язык. То есть, их могут озвучивать самые что ни на есть носители языка — но они это будут делать, чёрт побери, ответственно, вдумчиво и внятно. Понимая, что озвучивают именно учебные курсы. То есть, не дадут никакого представления о том, как они же сами говорят в реальной жизни на своём языке, когда у них нет надобности выделываться перед иностранцами.
Поэтому Женька старается смотреть что-то более натуральное. Но, конечно, с субтитрами, так, чтобы каждую фразу можно было разобрать по косточкам грамматически, понять, что там к чему, и только тогда начать озвучивать самой, стремясь попасть в ритм, в интонацию, «в эмоцию», говоря всё быстрее, пока это не начнёт звучать так же небрежно и «невнятно», как у носителя языка, но проглатывая некоторые звуки (и выпячивая другие) — ты будешь понимать, что именно говоришь. И только так можно по-настоящему научиться понимать и воспроизводить живую разговорную речь.
Ну, какие-то ссылки я подкидывал, а кое-что Женька сама искала, благо, Интернет есть Интернет. И вот чисто случайно (и чисто в учебных целях) нарыла никому не известную венесуэльскую короткометражку с бюджетом, наверное, в пару тысяч баксов, под названием «Пассажир» («El pasajero”). И оказался просто очень душевный, человечный такой кин. Ну, как бы драма (но без соплегонки), и не то чтобы с очень лихо закрученным сюжетом — но вот просто хорошо сделано. Я-то давно про венесуэльцев знал, что в этой стране не только политические лунатики водятся, но и ребята поприличнее — но вот приятно было лишний раз убедиться.
Что особенно нас с Женькой тронуло — в этом фильме как бы два актёра, но на самом деле два с половиной. Потому что «полуперсонаж» - пистолет Вальтер ППК. А это, на протяжении теперь уже многих лет, любимый пистолет нашего сынишки, Лёшки. Он уж по габаритам дозрел, в общем-то, до Глока-девятнашки, но не хочет менять. Ценит Вальтер за компактность и «ненапряжность». Потому что это пистолет, «полицай-пистоле», изначально-то был разработан для «невоенных», а несколько укороченная версия ППК (где К - «криминале», то есть, для угрозыска) — он и вовсе оптимизирован для скрытого ношения. Но при этом машинка очень ладная, надёжная, имеет плавный спуск и довольно точный бой для своих габаритов и в целом такая «продуманная».
И что характерно, вот много идёт споров о том, какие конкретно технические решения были стянуты из Вальтера для ПМ, а какие оригинальные, но что сам по себе внешний дизайн Макарова ориентируется на Вальтер ПП — это никем в здравом уме не отрицается, потому что таково было, практически, официальное техническое задание, взять за образец именно этот пистолет, к тому времени уже более чем популярный в полиции и спецслужбах самых разных стран.
Но странное дело, Вальтер — получился «красавчик», во всех своих вариантах, под все калибры. Есть в нём некое эстетическое совершенство — хотя, вроде бы, всё просто, без наворотов, чтоб ничего не цеплялось при извлечении.
А Макаров, если называть вещи своими именами, эстетически всё же - «кургузый ублюдок». То есть, я не хочу оскорбить ни конструктора, ни его детище, но, вероятно, здесь сказалась противоречивость самого по себе задания на это оружие. И поэтому с первого взгляда из него вот прёт эта «бастардность» - что это не может быть ни полноценным армейским пистолетом (в отличие, скажем, от тэтэшника), ни удобным «оперским». Нет, конечно, многие опера, которые привыкли к Макарову, скажут, что он им как родной — но это не от хорошей жизни, на самом деле. Это как и владелец жиги-классики будет расписывать её несметные и неоспоримые преимущества... пока на что-то другое не пересядет.
Но ладно, речь-то, на самом деле, шла о фильме, а не о пестиках — я просто хотел подчеркнуть этот дополнительный момент эмоционального воздействия конкретно на нас с Женькой. Ну, когда видишь в картине такой же пистолет, как у твоего сына — конечно, это увеличивает сентиментальный эффект. Но фильм, так или иначе, объективно хорош. Вот ничего «претенциозного» - но как-то всё очень уместно, натурально сделано. Как в том самом Вальтере ПП :-)
Да, версия, которую Женька нарыла, сопровождается английскими, а не испанскими субтитрами (что для учебных целей, конечно, не очень подходяще), но в принципе, по-моему, там всё понятно, о чём они говорят, даже если не знать ни английского, ни испанского.
 

Обычно свои «лингвистические» заметки я посвящаю английскому языку, реже русскому. Ну потому что эти языки я знаю действительно довольно прилично. То есть, могу воспринимать на слух практически любой диалектный говор и вполне свободно читать письменные тексты на глубину где-то в семь веков, при этом датировать с точностью до полувека. Вернее, русские тексты я могу читать начиная от самых первых известных, а английские — где-то начиная с Чосера, потому что тот староанглийский, который был до Нормандского Завоевания — это просто совершенно другой язык. Я немного его понимаю, но не более того, не буду кривляться, делая вид, будто Беовульфа читаю так же легко, как Шекспира или Слово о Полку Игореве.

Что до испанского, то, опять же, не буду кривляться, я знаю его не так хорошо, как русский или английский. Но мне всегда казалось прикольным звучание этого языка и впервые я начал его изучать ещё в школе (тайком даже от родного Бати, крупного воротилы филологической мафии, желая его удивить).

 

Read more... )

 

 

 

 


Page generated Jun. 22nd, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios