[personal profile] artyom_ferrier

Начну немножко издалека.

Как бы ни относиться к Дональду Трампу (а я лично пока что не в восторге от него, и пусть он всегда помнит об этом), одной из заметных причин его победы стал знаменитый школьно-сортирный скандал. То есть, это, конечно, была не главная причина — но всё же «лыко в строку», «лепта в банку». И заключался скандал в следующем.

 

После того, как борцы за социальную справедливость, прежде называвшие себя в Штатах «либералами», а теперь всё чаще «прогрессивами», успешно защитили права расовых меньшинств и геев, они на время призадумались, кого б защитить ещё. Среди возможных тем выдвигались права животных (вплоть до электоральных), но решено было ухватиться за «трансгендеров». То есть людей, которые считают, что их истинная половая сущность, прихотью судьбы и генетики, оказалась заперта в неправильной телесной оболочке. И эта убеждённость может быть столь сильна, что сподвигает на операцию по «коррекции» пола, а может ограничиваться тем, что человеку, будучи биологически парнем, достаточно просто считать себя девочкой (или наоборот).

В принципе, конечно, если человек искренне считает себя не тем, кто он есть объективно — то бишь, не дурака валяет, не актёрствует, не кривляется, а именно убеждён в том, что он представитель противоположного пола, то по-научному таких людей следует называть «ёбнутыми». Ну или «ебанутыми». Тут вопрос дискуссионный.

При этом, если в целом человек ведёт себя неагрессивно, не лает, не кусается, на прохожих не бросается — то это, конечно, его личное дело, кем он там себя считает. И тараканы в его голове — его личные домашние питомцы. Когда тихий — пусть хоть собачкой себя воображает (может, кстати, от него ещё польза будет, если полиция возьмёт его на поводок и приладит к розыскному делу — но это, конечно, должно осуществляться на условиях добровольности и с выдачей вознаграждения в виде педигри-пала).

Проблема, однако, возникла, когда взметнулось движение в защиту «прав» этих трансгендеров (которых в любом случае ничтожный процент от популяции) на пользование теми туалетами и душевыми, какие они сочтут для себя подходящими сообразно своим личным представлениям о собственной половой принадлежности.

Некоторые сетевые торговые и сервисные компании, желающие быть «на острие прогресса», провозгласили у себя такую дружественную к этим «секс-мутантам» политику, что достаточно парню объявить себя девочкой (и даже справку у психиатра не получать) — и он может пользоваться девичьим туалетом.

Что ж, когда это частные компании — то, можно считать, это и их частное дело, как организовать у себя сортирную политику. А потребитель — проголосует баксом.

Но по-настоящему начало напрягать, когда такой же дружественной к трансгендерам политики стали требовать от публичных школ. Ведь у этого несчастного, который только по недоразумению родился мальчиком, есть чувства, и они очень страдают, когда ему приходится пользоваться туалетом не того пола, к которому он сам себя предпочитает причислять, поэтому он должен иметь доступ к туалетам и душевым противоположного пола.

Вообще, строго говоря, раздельное или совместное пользование подобными интимными заведениями — не есть вопрос неких абсолютных моральных заповедей, ниспосланных свыше. Это, скорее, вопрос конкретной культуры. И, скажем, в Древнем Риме общественные туалеты были совместными, но не потому, что там защищались права больных извращенцев (только если по совместительству они работали императорами), а потому, что это никого не напрягало, никто не видел в этом проблемы.

Но в современной европейской культуре — люди всё-таки привыкли, что некоторые вещи слишком приватны, чтобы не испытывать дискомфорта в присутствии другого пола. И если подобный дискомфорт испытывает чудной парень, возомнивший себя девочкой, - то уж точно не меньший будут испытывать настоящие девочки, если допустить его в их интимные заведения. И в здравом уме, естественно, невозможно понять, почему их чувства имеют меньшую ценность, нежели прихоти этого психа. Который, может, на самом деле и не псих, а сексуально озабоченный недоросль, решивший просто подглядывать за девчонками, прикинувшись «трансом».

Но даже если и настоящий псих, искренне считающий себя не тем, кто он есть биологически — что ж, это его проблемы. Может, доктор таблеточку даст — и попустит. В любом случае, это не должно быть проблемой людей с адекватной половой самоидентификацией и родителей тех девчонок, которые вовсе не хотят, чтобы их приватность нарушалась присутствием какого-то больного извращенца. Если же ему так напряжно быть с тем полом, который биологически его, но который он не считает своим — ну, пусть построит себе отдельный сортир, отдельную душевую, любой каприз за ваши деньги. Нет таких денег? Что ж, иногда — этот мир должен быть жесток и равнодушен. В действительности, многие проблемы современности происходят оттого, что часто миру не хватает означенных качеств и он не может, пожав плечами, сказать: «Кого ебёт чужое горе?» Нет, ну не во всех случаях, конечно, уместны чёрствость и равнодушие, но случай с психом, который не в состоянии смириться с данной от природы гендерной аппаратурой — это тот самый случай.

И, на самом деле, такая уж слишком напористая защита мнимых прав всяких больных на голову извращенцев за счёт ущемления прав подавляющего большинства других людей, особенно детей в школах, - это многих возмутило в Штатах. Даже те, кто раньше говорил: «Nevertrump!”, теперь решили, что кем бы Трамп ни был, но безумнее и нахальнее этих охуевших «прогрессивов» - быть точно невозможно. Причём, так подумали и некоторые традиционные сторонники Демократов, поскольку у них тоже дети, и им как-то не улыбается, чтобы за их дочкой мог подглядывать любой извращенец, который провозгласит, что оно «тоже девочка».

Да, конечно, это не было решающим фактором победы Трампа — но это было одной из последних капель в чашу терпения. Реально, эти борцуны за политкорректность и воображаемые права хрен знает кого на то, чтобы нагибать всех остальных людей — они достали. То есть, на опросах люди, возможно, стеснялись это сказать, но про себя думали: «Как же вы достали, суки охуевшие!»

Потому что это реально ебанутость — навязывать смешанную гендерно-сортирную политику не в частных каких-то заведениях, которые могут посещаться или не посещаться взрослыми людьми по своему выбору, а в школах.

То есть, вот принуждение гениального программиста Алана Тьюринга к химической кастрации за то, что он оказался гомиком, то есть, в приватной обстановке имел секс со взрослым парнем по обоюдному согласию, - это одна форма ебанутости. После каковой истории (пятидесятых годов), честно говоря, и началась реальная борьба за признание прав гомиков быть гомиками. Потому что просто спецслужбы за голову схватились. «Да среди этих креативных интеллектуалов — каждый второй. И среди политиков... каждый первый в каком-нибудь Итоне учился. И если вражеская разведка будет иметь такой компромат, в наш-то век всё более высоких технологий, а у нас это будет хуже смерти, такое разоблачение, то... Даёшь толерантность!» Ну, это было истинной причиной того, почему истеблишмент развернулся в сторону признания прав геев.

Но вот требование открыть школьные туалеты для противоположного пола сообразно «личной самоидентификации» - это другая форма ебанутости.

И всё это была, конечно, подводка к заявленной в заголовке теме. Просто, меня иногда упрекают, что в последнее время я мало пишу о политике — что ж, вот написал. Могу и про российскую. Двумя словами. «Кадавр жрал». Дальше — помните, что там по тексту про «всех лично не заинтересованных» и «до невозможности грязно»?

Однако ж, кадавры приходят, лопают и лопаются (иногда даже стремительней, чем кому-либо представлялось), а национальный менталитет остаётся. И думаю, сейчас уже не будет сногсшибательным открытием признание того факта, что у наших людей, и даже «интеллектуалов» (и прежде всего «интеллектуалов») - он ебанутый, этот менталитет. Это нужно просто честно признать. Не нужно рвать волосы на жопе по этому поводу, не нужно заламывать руки (это только усугубляет ебанутость), но надо просто признать, что у российского народа есть некоторые проблемы с устройством головы. Отчего он совершает порой весьма странные вещи.

Ради справедливости, мы не одиноки в мире ебанутых. Ибо таковыми бывали и немцы, и итальянцы, и французы (да, их Великая Революция — был тот ещё «крышепад»), и испанцы (это ведь они только в последние пару веков присмирели и только в последние десятилетия няшки, а когда-то были наглухо отмороженные ребята).

Как насчёт англосаксов? Всегда ли они вели себя морально? Ну, дурацкий вопрос. Конечно, нет. Часто — весьма даже по-свински они могли себя вести. Но у них бывало то оправдание, что они преследовали свою выгоду, исходя из вполне разумных представлений о ней. То есть, среди всех значительных европейских наций — они бывали, как правило, наиболее прагматичными ребятами. А потому и в целом предсказуемыми. И говорят ведь, что «лучше иметь дело с подлецом, чем с дураком»? Не зря говорят. Поэтому, как ни жухлили порой англосаксы (бывало, бывало), но всё-таки они считались самыми надёжными партнёрами в делах, которые если и кинут, если и подставят — то лишь ради своей выгоды, а не просто потому, что вот нахлынуло внезапное уриноцеребральное цунами.

Главное — имея дела с англосаксами, можно было быть уверенными, что если в том нет(!) их выгоды, то они тебя не кинут, не подставят, не будут пакостить. Поэтому все, конечно, костерили англичан за «бездуховность», за «меркантильность», за «расчётливость» - и все норовили воспользоваться означенными их качествами, стремясь лишь подороже продать им свою дружбу.

Ну а после Второй Мировой, как говорит Лёшка Зимин, «И.О. Британской Империи назначены были Соединённые Штаты». Но это близкий, всё такой же прагматичный менталитет.

И вот я много думал, почему они такие. Ну, в смысле, наименее ебанутые из всех европейских народов (не считая, конечно, чехов, но мы ж понимаем, при всей симпатии к Гашеку и Чапеку, что Прага и Лондон немножко разный имели вес на протяжении всей истории).

Да, островное положение, которое позволяло им невозбранно, без риска иноземного вторжения, заниматься братоубийственной резнёй вплоть до осознания необходимости парламентаризма, во избежание братоубийственной резни, когда она совсем уж наскучила — всё так.

Но вот возникло ещё одно соображение. Язык. А он, разумеется, очень сильно влияет на развитие «модуса мыслинди» у личности.

Давеча, рассуждая об испанских лингвистических делах, я высказал ту мысль, что ведь, в сущности, это один из самых главных идиотизмов, придуманных человечеством, — деление заведомо бесполых предметов на грамматические роды. Я даже предположил, как могла появиться сама идея. Где-то во времена Неолитической Революции, когда люди, отказавшись от бродячего образа жизни, занявшись осёдлым земледелием, получили наконец возможность посидеть дома вечерком за компом, но Инет был тогда такой медленный, что даже гифки порнушные грузились целую вечность.

И поэтому люди развлекали себя сами, сочетая по-всякому предметы домашней утвари и представляя, что вот этот ухват — это мальчик, а вот эта кочерга это девочка (или наоборот, в других языках), и если ухват положить так, а кочергу так... Блин, я вот не ханжа, но я брезгую писать об извращениях столь извращенческих! Нет, креативность, конечно, там тоже присутствовала, но какой ценой выноса мозга она давалась?

И вот свершилось оно: укоренилась в языках концепция рода применительно к вещам, которые, вообще-то не блещут какой-то выраженной сексуальностью. Но — укоренилось. И теми, кто вырос в соответствующей языковой среде, воспринимается, конечно, как нечто совершенно естественное. Более того — как культурное достояние.

«Видите ли, это очень важно, что кровать у нас женского рода, а диван — мужского. Хотя софа — женского, а топчан — мужского. Да, это очень важно!»

Блин! Shut the fuck up, you sick weirdo! Нет, диван, топчан, кровать, софа — это всё такие штуки, НА которых трахают, а НЕ которые трахают (если, конечно, отбросить всякие совсем уж тинейджерские эксперименты). Но в любом случае, у дивана, у кровати, у софы — у них нет рода. У них нет пола. Да у самого пола — в действительности нет пола. Потому что можно трахаться и на полу (ну, на коврике, желательно), и в этом не будет никакой гомосятины, хоть бы он, тот пол, и сто раз считался мужским. Но дело в том, что тот пол, который нижняя плоскость твоей хаты — он не может быть мужским или женским. Это просто, чёрт побери, поверхность, покрытая паркетом и коврами.

Но каждый уважающий себя гид по языку, имеющему грамматические гендеры, объяснит, что это очень важно, что это часть культурного наследия, это сакральная вещь для языка.

И тут нужно, конечно, задать ему вопрос: «Единственное число от «тапки». Быстро! Не раздумывая! Две секунды — и по морде... Извини, две секунды вышли. Что? «Тапка?» Правильно, сцуко. Почему снова по морде? А потому, что я лично говорю «тапок». Хотя знаю, что «правильно» - тапка. Но я их на ноги надеваю, а не на... предмет сексуального удовлетворения. Поэтому для меня не так уж важно, какого они рода. А для тебя правда важно? Это всё культурное достояние, это всё становой хребет языка? Это очень важно понимать, что какого рода? Ну и какого рода «кофе»? Чур не подглядывать в последнюю инструкцию на данную тему! Это ж интуитивно понятно должно быть, нет?»

Серьёзно, вот когда парень, имеющий МПХ и вроде бы могший (есть, есть такое слово) использовать его в развлекательных целях, воображает себя девочкой, которой зазорно находиться в одном туалете с мальчиками при таких же гендерных аксессуарах — ну, конечно, этот парень ебанутый.

Но нисколько не менее ебанутый тот парень, который воображает, будто бы для его культуры очень важно, что диван мужского рода, а кровать женского. И что это сакральное знание очень важно передать своим детям, чтобы они сразу же загрузили половину своего мозга совершенно бессмысленной хернёй, которую вынуждены были бы ценить просто потому, что впитали её в себя, и не имели бы шансов вырасти менее ебанутыми, чем их родитель.

Значит ли это, что я предлагаю вот так взять и отменить грамматические рода в русском языке? Ну, не так резко, конечно. Столь радикальных реформ никто нигде не производил, насколько знаю, и не стоит кромсать по живому, но что-то делать — надо.

Для начала — я бы, пожалуй, создал этакий резервный массив существительных, склоняемых единообразно.

Вот как оно вообще устроено в русском языке, если кто со школы подзабыл? Есть три рода, но главное — есть три склонения.

Первое — существительные как бы женского рода, с окончанием на -а или -я. «Как бы» женского рода — потому, что «убийца» или «проныра» по сути своей скорее всё-таки мужики, а ещё в это же «как бы женское» склонение входит всё мужское население России, включая и меня, когда я Тёма. Так что, нет причин считать его «исключительно женским» - но есть причины считать его довольно единообразным и удобным. И это важно.

Второе склонение — объединяет слова мужского и среднего родов. Первые могут кончаться на твёрдую согласную (кон) или мягкий знак (конь), вторые — на -о или -ё или -е.

В этом склонении самое важное — исключительная предсказуемость падежных форм. Вот возьмём слово «лес». Родительный падеж: «Из лЕса, Из лесу». Дательный падеж: «К лЕсу, пО лесу». Предложный падеж: «В лесУ, о лесе».

Почему такое исключительное единообразие падежных окончаний и ударений? Ну, потому, что в русском, конечно же, падежей никак не более шести. А всё, что не укладывается в это представление — к первому ортопеду Эллады, заслуженному работнику минздрава товарищу Прокрусту.

Ладно, не будем глумиться над вторым склонением. Перейдём к третьему, благо, там-то всё действительно просто, но слова оно объединяет довольно специфические. Существительные женского рода на мягкий знак. «Кровать, постель, печь, ночь... а улица-фонарь-аптека тут не при делах, хотя иностранцу, конечно же, сразу интуитивно понятно должно быть, что «фонарь» - это мужской род и второе склонение, а «хмарь» - женский и третье.

Так вот оно примерно устроено в русском языке на данный момент. И, конечно, просто так взять и отменить рода и свести все слова принудительно в одно склонение — это не наш метод. Это будет много слёз, много боли, мало толку. Это вот переформатирование политического(!) пространства России ещё можно произвести военным путём (но я не говорил, что мы рассматриваем такой путь как единственный даже сейчас), а предрассудки в головах выправлять — куда как сложнее.

Поэтому для начала я бы просто объявил о создании «резервного» массива существительных, от второго и третьего склонений, чтобы имелось от них «представительство» в первом. В том, которое на -а и -я, и где меньше всего сложностей. Даже вот аккузатив не различается по критерию одушевлённости. Ну, в смысле, «увидел коня, но увидел огонь», но в первом склонении - «увидел собаку, увидел лопату».

Как создавать этот резервный массив слов второго и третьего склонения, которые бы приписывались к первому? (Особо подчеркну ещё раз: речь вовсе не идёт о том, чтобы запрещать кому-то пользоваться уже имеющимися словами второго и третьего склонений; речь идёт лишь о создании от них «резервных», «параллельных» слов первого склонения).

Конечно, нужны будут внятные и простые правила такого «резервного копирования». И на этом месте — рекомендовал бы заткнуть уши и зажмурить глаза тем особам, кто особенно впечатлителен :-)

Значит, от третьего склонения. Одно просто формулируемое правило: новое слово для первого склонения создаётся заменой концевого мягкого знака на «я» после обычных согласных, и на «а» после «ч», «ш», «ж», «щ» (поскольку они считаются уже смягчёнными, после себя смягчающую гласную как бы не терпят).

Была «кровать» - и она никуда не исчезает. Но просто появляется ещё и «кроватя». Была «консоль» - появилась ещё и «консоля».

Была «вещь» - появилась ещё и «веща». Была «печь» - появилась ещё и «печа». И «реча». «И была жестокая сеча, которой предшествовала пламенная реча». Чувствуете, как пиитический потенциал языка на глазах возрастает?

Ударение во всех случаях — сохраняется. И каждый сам для себя решает, то ли ему пользоваться ранее существовавшим словом, то ли вот этим новоделом, имеющим тот же смысл. Но новоделы — они склоняются проще, по самому единообразному, первому варианту.

Со вторым склонением — будет чуть сложнее. Хотя в общем случае — новые слова образуются от мужского рода, кончающегося на согласную, просто прибавлением к ней -а.

Шкаф — шкафа.

Что? Ваше языковое чувство неизбывно травмированно? А ничего, что сто лет назад так и говорили - «шкафа», в женском роде? Или вы не уважаете язык Толстого и Достоевского?

Ладно, шучу. «Шкафа» - не говорили.

Но говорили - «шкаП». И если вы не умерли от огорчения тогда, когда вместо «шкап» стали говорить и писать «шкаф» (а это произошло уже в середине двадцатого века) — не умрёте и сейчас, когда появится эта добавочная форма, «шкафа».

А также - «стула». А также - «стола». А также - «дифференциала». С сохранением ударения там, где было. За одним исключением: если в слове больше одного слога и ударение падает на первый — но в новой форме оно сдвигается на второй. Ну просто потому, что новое слово получается трёхсложным, а в таких случаях русскому языку самое комфортное — иметь ударение посерёдке в именительном падеже. Поэтому «кАтер» - «катЕра», «пОяс» - «поЯса». Заодно, этим переносом ударения, уходим в большинстве случае от совпадения с уже имеющимся родительным падежом.

И это — формы номинатива, именительного падежа, разумеется. Нисколько не отменяющие прежние, но просто составляющие новые. Которые все — первого склонения и в падежах следуют его нехитрым (самым нехитрым из всех склонений) правилам.

Что до тех существительных второго склонения, которые прежде кончались на мягкий знак — то новая «резервная» форма образуется его заменой на «я». «Коня». «Огоня». «Фонаря». С сохранением ударения, за исключением выше изложенного случая, когда в многосложном слове оно приходилось на первый слог. Поэтому «Окунь» - «окУня» (и так, по-моему, даже более... фиш-френдли, что ли, звучит?)

Но как при этом отличать эти слова, образованные от второго склонения с мягким знаком, от тех, что мы получили от третьего склонения, где тоже меняли мягкий знак на «я», вроде «кроватя», «леня», «консоля»?

Да никак, блин! В этом и есть весь смысл — чтобы создать некий единообразно склоняемый, по первому варианту, массив всех-всех-всех существительных, какие только ни были в языке, и пусть прежние формы сохраняются, покуда людям угодно будет ими пользоваться, но вот автоматически появляются и новые, приведённые к первому склонению, и совершенно не важно, чем они были прежде — то ли вторым склонением, то ли третьим. Сейчас — они все первое. И это самое ценное в них для любого, кто только разучивает русский. Что ему нет нужды трахаться с совершенно иррациональной «гендерной» атрибуцией слов в языке.

Но в некоторых случаях — придётся, вероятно, создавать специфические правила. Вроде того, что слова, кончающиеся на -ик — новую форму образуют заменой этого суффикса на «я», когда он в безударном положении. Вроде «холодильник — холодильня».

Ещё раз: «холодильник» - никем не запрещается. И кто хочет — тот говорит так. Но просто дублируется то же слово для первого склонения, «холодильня».

А когда в ударном положении, вроде «печнИк» - просто добавляется «а» на конце, как и в общем случае. «ПечнИка».

Если перед -ик идёт «ч», «ш», «щ», «ж» - тогда -ик заменяется на «а», а не «я». По той же причине, которую мы упоминали для третьего склонения: мягкие согласные не терпят смягчающих гласных после себя. Поэтому был «лётчик» - а станет ещё и «лётча». Кошмарно? Ну, говорите «лётчик», как привыкли. Никто ж не настаивает, чтобы вы от него отказались. Но кому-то, может, это покажется прикольным, почти как английское gotcha. Что, нарушится семантическая связь времён, утратится интуитивное понимание словообразования при таком видоизменении суффикса? Ну, если уж это для вас так важно, вот вся эта исконность и русская родословная во всей своей очевидности — говорите «пилОта». Хотя и «пилот» - тоже остаётся в языке, никуда не вычёркивается. Видите, сколько вариантов появляется?

В словах же, кончающихся на -ок (-ек), наверное, для образования новодела, придётся прописать редукцию этой гласной в суффиксе, прибавление концевого -а и смещение ударения на слог к началу, для избежания путаницы с уже имеющимся родительным падежом второго склонения.

«Поясок» - «поЯска». «Посошок» - «ПосОшка» (и думаете, реально многие категорически откажутся выпить «на посОшку», а не на «посошок»? Не переоценивайте принципиальность компатриотов). «Ручеёк» - «ручЕйка» (да, здесь при редукции гласной в суффиксе — надо будет всё-таки сохранить йотирование, поэтому «й»). «Огонёк» - «ОгОнька». Тут, опять же, при редукции гласной нужно оставить смягчение стоявшей перед ней согласной, поэтому мягкий знак.

Ну, как-то так. Конечно, при детальной проработке — возможно, придётся ещё какие-то моменты уточнить. Но так, чтобы не громоздить без нужды специфические правила, чтобы эта система по промышленному производству неологизмов от имеющихся форм второго и третьего склонения — была проста и интуитивно понятна.

И ещё, в сотый раз подчеркну: никто не говорит об отмене уже имеющихся слов или о запрете их использования. Цель — лишь в том, чтобы появился параллельный(!) массив существительных, которые бы все принадлежали к первому склонению, на -а или -я. Ну и, конечно, если кого-то особенно греет данный факт, можно считать, что они «женского рода». Вот как «убийца», «пройдоха», «Дима», «Миша» - ну вот такого они «женского рода». Если это кому-то важно. Хотя, честно, смысл затеи — чтобы это вообще перестало быть нахер важно, заклин на гендере всяких штук, которые по определению не могут иметь половых признаков (в данном случае, конечно, не имеется в виду Дима или Миша). Вот создать для людей, которые не хотят погрязать в этих лингво-половых извращениях, идущих из глубины веков, но хотят освоить русский язык, чтобы быть в состоянии на нём изъясняться — создать для таких людей полный комплект универсально и просто склоняемых существительных.

Что будет дальше? Будут ли люди переходить на эти «неологизмы» первого склонения, или будут предпочитать пользоваться исходными формами второго и третьего склонения? Ну, время покажет. Декретом такие вещи в любом случае не пропишешь.

И понятно, что будет много возмущения. «Это что же получается? Я надеваю халатик, на нём поясок, а кто-то скажет, что на мне «халатя» и при ней «поЯска»? Как после этого жить?»

Тут, конечно, нужно проявлять максимальную деликатность и уважение к задетым чувствам.

«Вы, милочка, конечно же, из интеллигенции, угадал? В пятом поколении? А до Манифеста — чьих были? Ну то есть, ладно, это не принципиальный вопрос, это так просто, к слову пришлось. В действительности, я хотел спросить: а работаете где? В институте. Да, я так и подумал — вот это сразу по лицу видно. И не просто в институте, а в Институте Русского языка? Эка мне повезло-то — просто невероятно. Потому что я давно хотел задать эксперту, вот такому, как вы, один важный вопрос в области языкознания. Какой вопрос? Сейчас секундочку подумаю, как сформулировать. Пожалуй, так...»

«Где, блядь, словари, блядь, русского языка, блядь? Вот почему, блядь, последний и единственный полноценный толковый словарь русского языка был составлен датчанином в середине девятнадцатого века, а все последующие — убогие и халтурные выжимки из него, с минимальной «доводкой напильником»? Почему, блядь, единственный более-менее адекватный этимологический словарь русского языка был составлен немцем в середине двадцатого века? Вы, блядь, когда-нибудь хоть краешком глаза видели, на что похожи современные толковые и этимологические словари английского языка, испанского, французского? Чем вообще, блядь, занимается ваш грёбаный институт?»

«А, рассказывает людям, как правильно говорить по-русски? Это — очень полезное дело. Но для начала... пойди-ка ты, милочка, свою кошку научи правильно мяукать. Потренируйся. А с русским языком — мы тут сами разберёмся. Ибо... не хотел, конечно, тебе это говорить, но видела на улице таких смуглых парней в оранжевых спецовках? Они тротуары метут, асфальт кладут, всякое такое. Вот они — нужны. И полезно было бы, чтоб они, живя здесь, научились изъясняться по-русски, научились уверенно себя чувствовать, говоря на этом языке. А для этого — нужно привести его в божеский вид, дать им возможность изъясняться без затруднений. Но и последующим поколениям наших детей — в действительности полезно было бы когда-нибудь отделаться от той шизофренической концепции, будто бы у мебели, у всякого инвентаря, у кухонной утвари — может быть некий «род». Эта концепция — возможно, главный источник многих безумств в нашем мире. Но ты с этим не согласна? Опять же, не хотел этого говорить, но твоё мнение никого не ебёт в этой стране. Потому что ты не умеешь мести улицу или класть асфальт. Ты умеешь только сидеть в своём долбанном институте и нихера не делать, упиваясь ложным чувством собственной значимости и посасывая соки из бюджета. Когда там не хватает уже средств на расширение виноградников премьер-министра в долине Луары. Когда вице-премьер вынужден упихивать обеих своих корги в один тесный бизнес-джет, отвозя их на выставку в Европу. И вот при таких делах — у тебя ещё хватает наглости топырить пальцы и кочевряжиться, мол, не потерплю появления в моём языке тех слов, которые мне не нравятся? Да пользуйся теми, которые нравятся. Кто запрещает-то? Но — по крайней мере не мешай серьёзным людям делать этот мир и особенно эту страну немножечко разумней, чем есть сейчас. Ибо то, что сейчас — ну это уже близко к анацефалии, не совместимой с жизнью. Тут уже явно имеется необходимость в «австрийском генштабе», который бы «выдумал» русский язык».

 

Вот так бы я оптимизировал систему существительных в русском языке. И прилагательных, соответственно, но они у нас просто следуют за определяемым словом, как ниточка за иголочкой, и это очень мило с их стороны (хотя, касательно прилагательных, следует отметить, что в первом склонении мы автоматически отделаемся от этого досадного неудобства, когда в окончании пишется «го», а читается «во»).

Но вот что дальше делать с глаголами(!) — это конечно, вопрос гораздо более сложный. Потому что это у англичан есть сотня иррегуляров, из которых много полсотни реально часто употребляются, и для них нужно тупо запомнить формы прошедшего времени и пассивного причастия (да, именно тупо: все глубокомысленные попытки как-то рационализировать это дело — ничем хорошим не кончаются; иногда — они кончаются даже впаданием в мистицизм и оккультизм вплоть до ритуальных жертвоприношений). При этом, после некоторой практики — даже новичок в английском учится интуитивно понимать, что вот это, должно быть, какая-то древняя германская сволочь, которая точно имеет какие-то вычурные формы прошедшего времени и пассивного причастия.

Русские же глаголы — они одновременно дружелюбны и непредсказуемы, как дрессированный медведь. Они спрягаются в настоящем времени, они имеют формы прошедшего, они образуют причастия нескольких видов — и в каждом случае может внезапно оказаться, что чего-то там «нетипичное». И все попытки «типизации нетипичностей» - они в действительности выносят мозг людям, которые не воспитывались с раннего детства в русской языковой среде, а пытаются постичь её сами (но при этом всякий раз следует задаваться вопросом: «А вы точно ли уверены в сохранности мозга тех, кто таки воспитывался в русской языковой среде и считает всё это наше глагольное пестроцветие делом естественным, разумным и удобным?»).

Поэтому о глаголах — в другой раз. Но насчёт существительных — думаю, понятна концепция нашего первого шага к тому, чтобы начать понимать Россию умом, а не иным каким-то органом.

Тут кто-то, возможно, скажет: «А вот в украинском тоже есть деление существительных по родам».

Знаете, при всех симпатиях к украинскому языку (который я научился понимать совершенно неожиданно для себя) — я бы предпочёл не влезать слишком глубоко во внутренние дела Украины. В действительности, я бы предпочёл ограничить своё вмешательство в них тем, чтобы впарить им обратно Крым, избавив свою страну от этого подзатянувшегося Крымского Ига. Но с условием, конечно, чтобы впредь Украина надёжно держала на цепи свой чокнутый полуостров, не позволяла ему нападать на мою страну и присоединять её к себе только потому, что «так пожелал народ Крыма». И чтобы всякие Няши Поклонские не шастали по моему городу, как какой-нибудь Девлет-Гирей. Вот, собственно, всё, что мне нужно от Украины, а со своими грамматическими родами пусть разбираются, как сами сочтут нужным.

 

 

 

 

 


 


Profile

Артём Ферье

March 2017

S M T W T F S
    1 2 3 4
56 789 1011
12 13 14151617 18
192021 22 232425
26272829 3031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 04:25 am
Powered by Dreamwidth Studios